Правильное движение лечит…

Оразалы Ильясов по профессии спасатель, потому хорошая физическая форма для него важна всегда. Но год назад с ним  произошла досадная неприятность, надорвал спину, после чего образовалась  грыжа поясничного отдела позвоночника. Дважды лежал в стационаре, но боль не отпускала. Местные доктора уже рекомендовали ему операцию по отсечению грыжи.  Случайно узнал от одной из пациенток неврологии об открывшемся недавно Центре доктора Бубновского, где кокшетауцам предлагается лечение заболеваний  опорно-двигательного  аппарата  по уникальной методике, в основе которой кинезитерапия – лечение движением, без лекарств, с использованием специальных тренажеров.

Начав лечение с апреля т.г., Оразалы уже после месяца регулярных занятий почувствовал облегчение и сегодня продолжает посещать центр, чтобы закрепить полученные результаты и всегда быть в тонусе.

«Остеохондроз позвоночника, грыжа между 4 и 5 диском размером в 5 мм. Курсы лечения в больнице были малоэффективны, Ходил на массаж, мануальную терапию, растяжку, системы, уколы и даже к целителям. Но боли не проходили. Уже подумывал об операции.

Мне повезло, что вовремя узнал про центр Бубновского. Седьмой месяц посещаю, трижды в неделю, как прописал доктор, боли прошли и жить стало хорошо! Не пропускаю занятий. Потому что упражнения благотворно влияют на весь организм. Планирую продолжать, пока не выгонят», – шуткой завершает беседу Оразалы.

Один из первых пациентов Центра доктора Бубновского Танатар  Молдажанов. В 2015 г. ему поставили серьезный диагноз – болезнь Бехтерева.

«Это когда кости таза и позвоночника срастаются, – поясняет Танатар. – Хожу с первого дня, сейчас 17-й цикл, чувствую себя очень хорошо. Сюда я практически приполз. Боли были страшные. Сейчас лишь в период обострений, их не сравнить с теми, что испытывал ранее. А вообще я привык быть осторожным, потому что в 2013 г. у меня был перелом позвоночника. Стараюсь заниматься систематически, не пропускать. Конечно, можно было записаться уже в обычную тренажерку, но там нет такого контроля, нет врачей, таких внимательных консультантов. Если есть вопросы, здесь всегда можно спросить у доктора и у ребят, в зависимости от самочувствия скорректировать программу».

Присутствие в зале постоянно одного из докторов, который  наблюдает за тем, как пациенты занимаются под руководством инструкторов – важнейшее условие Центра доктора Бубновского.

Юлия Абдымамынова, в прошлом педиатр-неонатолог столичной клиники и областного перинатального центра, прошла путь от пациента аналогичного центра Бубновского в Астане до доктора в Кокшетау.  Невыносимые боли в спине появились после рождения первого ребенка. Находясь в декретном отпуске, стала искать способы избавления от них. Противовоспалительные и обезболивающие препараты не принимала, поскольку как опытный врач понимала, что они не влияют на причину боли, а лишь заглушают симптоматику. Перечитала кучу различной литературы и наткнулась на просторах Интернета на методику Бубновского. Посещение столичного центра принесло значительное облегчение, затем приобрела  стойку МТБ и продолжила занятия дома и на собственном опыте убедилась в высокой эффективности кинезитерапии. А со временем пришло понимание, что именно это направление имеет большие перспективы и наиболее близко ей по духу и мироощущению. Поэтому накануне открытия в Кокшетау центра Бубновского, не раздумывая, пришла сюда работать.

В интервью «СМ» Юлия Александровна делится реальными  результатами своей почти двухлетней деятельности в качестве врача-кинезитерапевта.

– Юлия Александровна, с какими заболеваниями чаще всего обращаются в центр Бубновского?

– В основном  это дегенеративные процессы: остеохондроз, протрузии позвоночника, грыжи, нарушение осанки у детей, плоскостопие, артриты, артрозы, реабилитация после инсультов, инфарктов, головные боли… Это основной список, с которым мы работаем.

– Внутричерепное давление тоже?

– Внутричерепное давление – это чаще всего диагноз, который когда-то был поставлен в детстве, и потом никакой врач не берет на себя ответственность, чтобы его снять. А симптоматики может уже и не быть, и дети с таким диагнозом потом переходят на обслуживание на взрослый участок. То есть, если они приходят к нам с головными болями, это не значит, что все напрямую связано с внутричерепным давлением.  Чаще всего у них нарушена осанка, мышечная работа неадекватная, и этот мышечный дисбаланс дает дисбаланс кровотока. Хуже напитывается головной мозг, возникают головные боли. То есть, надо четко разбираться, что было до этого.

Большинство пациентов приходит с болями в спине, и чаще – в поясничном отделе позвоночника. Потому что сейчас у всех сидячий образ жизни, атрофирована задняя поверхность бедра. А это как раз первая проблема, которая переходит на поясничный отдел. Потом идут шейный и грудной отделы.

– А каков средний возраст пациентов?

– Мы берем с шести лет. Но если ребенок в этом возрасте еще не понимает что-то, отвлекается, а здесь нужно выполнять конкретные четкие рекомендации, то можем и не взять.  Потому что он себе навредит. Но можем взять и в пять лет, если он четко понимает, что нужно делать. Верхней границы нет.

Самый взрослый пациент – мужчина 86 лет, обратился с болями в спине. Были возрастные изменения, тотально забиты сосуды, атеросклероз сосудов ног, вплоть до того, что леденели и он не мог долго ходить, приходилось часто останавливаться, разминаться. После нескольких циклов его состояние значительно улучшилось.

Сейчас он уже не посещает центр. У нас же нет цели привязать пациента к себе. Наша  задача – снять боль и научить своим упражнениям. Кого-то со временем мы переводим на домашние упражнения, кому-то дешевле в другом зале заниматься. Мы говорим, к каким тренажерам категорически нельзя подходить, к каким можно.

– Но большинство, как я вижу, остаются здесь заниматься.

– После того, как боль ушла, дома редко кто регулярно занимается. Банально лень. И пациенты приходят через какое-то время. Кому-то хватает пару месяцев без боли, кто-то приходит через год. А таких, кто регулярно с нами, очень длительное время и без пропусков, немного.

Те, кто нацелен на здоровый образ жизни, конечно, занимаются у нас, понимая, что это лучше, чем идти в зал, где инструктор, в принципе, не знает, что некоторыми упражнениями можно навредить. Ведь, как правило, фитнес-тренеры сфокусированы на увеличении мышечной массы, не задумываясь, что данное конкретное упражнение может сделать для позвоночника и суставов. А здесь, если появились какие-то жалобы, мы всегда корректируем программу.

– В Вашей личной практике есть яркие примеры излечения?

– Их очень много, мы не зацикливаемся на них. Каждый, кто понимает, зачем он сюда пришел, уходит с положительным результатом.

Оразалы, к примеру, пришел в согнутом на 90 градусов состоянии, не мог разогнуться. В течение месяцев трех уже выпрямился. Суперострые состояния снимаются примерно за два-три месяца регулярных занятий. Если состояние  без явных  видимых нарушений, то уже к концу первого цикла становится реально легче, по нашей статистике. Хотя первый месяц –адаптация и малое количество упражнений. И ждать, что они усилят кровоток, это сказки, на самом деле. Поэтому мы выделили три цикла: первый месяц – на адаптацию, на втором месяце значительно легче, если человек ходит трижды в неделю. Если это  не такие проявления, как артрозы 3-4 степени, когда сустав уже разрушен и мы готовим больного к операции. В общем, все зависит от патологии.

А так стандартная боль в спине при регулярности проходит у всех. Что  в шейном отделе, что в грудном, что поясничном…

– После операции к Вам приходят?

– Обязательно. Потому что после операции, если не заниматься реабилитацией и разработкой суставов, через пару-тройку лет боли возвращаются. И максимум через пять лет придется снова менять сустав. Потому что имплант, грубо говоря, вбивается в собственную кость. И он там держится за счет плотности кости. Если нет кровотока, кость со временем становится паротичной, и имплант начинает расшатываться, поэтому бывают боли, даже вывихи импланта.  У нас лечилась женщина из Щучинска, ее уже звали на четвертую операцию по замене одного и того же импланта. Когда она к нам начала ходить, он у нее перестал скрипеть, ушли боли и она не пошла на замену в четвертый раз.

– Насколько я знаю, у Вас немало пациентов после инсульта?

– В городе всего один реабилитационный центр для инсультных больных, в областной больнице.  И на них не хватает буквально рук и мест. Пациент, как правило, находится там в более менее остром состоянии, получает массаж, ЛФК, еще что-то… А самое «золотое»  время, считается, 4–6 месяцев после инсульта, когда можно максимально восстановить тело. По идее, с такими больными должны работать на участке, но этого не происходит. Восстановление после инсульта – длительная кропотливая работа, ждать, что через пару месяцев будут какие-то результаты, не реально.

В среднем так, чтобы увидеть видимый результат, надо  3–6 месяцев. Когда уже визуально двигательная функция лучше, пациент чувствует свои руки и ноги. Результаты очень даже хорошие. Наши пациенты возвращаются в областную больницу, их периодически вызывают туда, чтобы элементарно отметить, что у них все хорошо. И  врачи нередко удивляются, что они так восстановились. Но опять-таки, все зависит от регулярности. Есть регулярность, есть и результаты.

После первого инсульта, если не было восстановления кровотока, может случиться второй, третий. Поэтому нужно заниматься профилактикой.

– Каковы результаты работы с детьми с диагнозом ДЦП?

– Опять-таки, все зависит от степени. Бывает легкая форма, когда практически ничего не видно визуально, просто легкое нарушение походки, будто от головокружения. А бывают очень тяжелые спастические формы, когда ребенок вытянут, как струна, и он не может ни за собой ухаживать, ни вставать, ни садиться…Но все дети, которые были в нашей практике после ДЦП, очень даже неплохие результаты показывают. Неходячие, что сидели в инвалидном кресле, начинали ходить. У тех, кто ходил, но падал, заваливался, координация лучше становилась… В плане ДЦП, также как после инсульта, важна системность. У них должна быть каждодневная работа. Поэтому это больше зависит от терпения родителей. Если они занимаются постоянно, результат будет хороший, если перестают, все возвращается на свои круги.

– Какие сопутствующие заболевания можно скорректировать, занимаясь по методике Бубновского?

– На самом деле, очень много. Потому что мышечная система, если брать ее относительно  других систем и органов, занимает 60 процентов тела.  Это значит, что больше половины тела зависит от  ее состояния.  Потому что это связующее звено  между всеми тканями. У нас внутри есть так называемые мышечные диафрагмы,  то, на чем лежат внутренние органы. Есть прослойка мышц в кишечнике, в желчном пузыре,  сердце – чисто мышечный орган…  И поэтому, если страдает мышечная система, страдает все.

Если поконкретней, более контролируемым становится артериальная гипертензия, потому что клетки сердца начинают  получать больше объема крови, кислорода и питания. Меньше риск образования холестериновых бляшек, потому что когда кровоток хороший, в сосудах ничего оседать не будет. Уходит риск формирования тромбов при варикозном заболевании, а также инфаркта и инсульта. Профилактика опущения почек.

У женщин с возрастом слабеют мышцы бедра, опускается мочеполовая диафрагма, бывает опущение внутренних органов. А занимаясь по методике Бубновского, можно контролировать ситуацию и подтянуть мышцы. Уменьшатся менструальные боли. Вылечивается простатит, если это не бактериальная инфекция, передаваемая половым путем.  Проходят застойные явления в яичниках, геморрой, если это не тяжелая степень, когда нужна хирургическая коррекция.

На самом деле, все тело начинает вас слушаться. Во время выполнения упражнений, как известно, вырабатываются гормоны радости эндорфины, новые клетки. Происходит очищение организма, лучше работает лимфатическая система, выводятся шлаки. То есть щадящие физические нагрузки под наблюдением опытного доктора полезны всем.  И как говорит профессор Бубновский, движение – это жизнь.

Камиля МУКАШЕВА.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Мой Мир

Добавить комментарий