Шанс есть всегда

Когда в семье рождается особенный ребенок, некоторые мамы не только находят в себе силы бороться за его будущее, но и помогают другим деткам расти и развиваться. Такой историей с «СМ» поделилась руководитель центра адаптации для детей-аутистов «Ерекше өмір» Алия Ракумбекова.
«Я мама особенного ребенка. Когда после двух лет сыну поставили диагноз «аутизм», сначала растерялась. Потом стала искать информацию, специалистов, которые могли бы помочь моему мальчику. Поняла одно: чтобы преодолеть эту проблему, многое нужно делать самой», – делится Алия Амангельдиновна.
Переломным моментом стал семинар «Мы победим» для родителей особых детей. Мамы и папы узнали много нового, познакомились, создали группу в соцсетях, где обменивались информацией о питании и современных методиках развития деток-аутистов. Постепенно сформировался костяк неравнодушных родителей, которые организовали объединение, а затем общественный фонд.
«В старом доме, на семидесяти квадратных метрах, мы начали работать с первыми шестью воспитанниками, среди которых были и наши дети. Мы сами непрерывно обучались, получали специальное образование, и по сей день постоянно выезжаем на семинары. Любая информация, которая поможет детям, ценна», – считает А. Ракумбекова.
Когда ребенку поставлен диагноз «аутизм», сначала это вызывает отрицание, потом приходят вопросы: почему мы? за что? Начинается борьба с собой, хождение по инстанциям, поиски врачей. Уходит бесценное время, которое зачастую играет большую роль.
Алия Амангельдиновна уверена: если родился особенный ребенок, не важны причины. Главное – начать лечение и реабилитацию вовремя, тогда можно добиться хорошей динамики. После 5-6 лет мозг закрывается и лечение идет намного хуже.
Аутизм – это не диагноз, а состояние, в котором пребывает ребенок. Большую роль играет своевременная диагностика. Мама должна следить, как часто агукает малыш, смотрит ли в глаза, любит ли прикосновения. В 1 год ребенок должен говорить простые слова, выполнять просьбы. Если этого нет, нужно посоветоваться со специалистами. Спектр признаков аутизма огромный, каждый случай индивидуальный.
«В городе, по официальным данным, 103 аутиста. Но на самом деле, их как минимум в три раза больше, просто некоторые родители по разным причинам не хотят оформлять инвалидность.
В год на Акмолинскую область для детей-инвалидов выделяется 200 мест в реабилитационных центрах. Люди по 2-3 года ждут своей очереди. Даже один раз в год пройти реабилитацию – это капля в море. А если у ребенка диагностировали задержку психического развития без инвалидности, он просто остается за бортом.
Чтобы свозить ребенка на реабилитацию в Россию, в среднем нужно потратить около миллиона тенге. Мы организовываем обучающие семинары, приезд к нам российских специалистов. Реабилитация в таком случае обходится намного дешевле.
Мы заинтересованы в развитии своих детей. Когда видишь их успехи, пусть даже небольшие шаги вперед, понимаешь: ради этого стоит работать», – говорит руководитель центра.
В «Ерекше өмір» в 2 смены обучаются более 20 детей. С ними работают 7 педагогов, среди которых логопеды, дефектологи, инструктор ЛФК. Постепенно улучшается оборудование: благодаря гранту фонда «Самрук-Казына траст» закуплено оборудование, которое способствует улучшению сенсорного восприятия, развитию памяти и внимания, умению слышать самого себя. Вопрос с помещением пообещал решить аким области Ермек Маржикпаев.
Есть у центра помощники. Площадки для проведения праздников предоставляют ресторан «Ата-Дастур», развлекательные центры «Ого-го» и «Мини-парк Кокшетау». Помогают волонтеры – ученики Назарбаев интеллектуальной школы. А вот постоянных спонсоров пока нет, в центре рады любой материальной помощи, ведь даже игрушки и пособия для детей стоят немалых денег.
«Часто приходят родители, которых заботит, что ребенок не говорит. Мы объясняем, что речь, чтение, письмо, счет – все придет потом, сначала нужно сформировать у ребенка бытовые базовые навыки. Он должен уметь самостоятельно одеться, сходить в магазин, приготовить бутерброд, принести кружку воды матери, знать правила безопасного поведения на улице. Без этого невозможно прожить, а остальное придет в процессе познания. Только так маленький аутист может влиться в социум. Когда мы понимаем, что ребенок овладел необходимыми навыками, рекомендуем перевести его в детский сад или в школу, пусть коррекционную.
Жалеть особенного ребенка нельзя ни в коем случае. Такие детки должны работать над собой в 2-3 раза больше, чем обычные. Как говорится, тяжело в учении, легко в бою. Конечно, маме быстрее самой одеть ребенка, накормить его с ложечки. А что будет, когда ему исполнится 30 лет?
Если в семье растет особенный ребенок, главное – не отчаиваться и помнить: шанс есть всегда. Но чтобы был результат, работа должна быть ежедневной, иначе – откат, ребенок снова уходит в себя», – рассказывает Алия Амангельдиновна.
Педагоги центра утверждают: в каждом случае нужен индивидуальный подход. Если у ребенка сенсорное голодание, отсутствует страх повреждения организма, нужно начинать с массажа, помочь осознать границы своего тела. С гиперчувствительными детками своя методика: нужно постепенно приучать их к разным раздражителям: мокрое, холодное… И обязательно выбивать их из привычного графика, менять расписание, окружение, дорогу домой.
«Конечно, пока нам далеко до Запада, где аутисты – часть общества. Они без особых проблем получают образование, устраиваются на работу, создают семьи. Наше общество к этому пока не готово.
Не все дети могут вернуться к полноценной жизни, но улучшить состояние ребенка, помочь родителям адаптировать его к жизни в социуме в наших силах. Нет чистых аутистов, всегда есть комплекс сопутствующих осложнений этого состояния. А мечта каждой мамы особенного ребенка проста: пусть он будет просто здоровым», – резюмирует А. Ракумбекова.

Наталья ЯКОВЛЕВА.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Мой Мир

Добавить комментарий